?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Верхнепсто

Я не знаю, зачем я это делаю и не имею ни малейшей идеи куда это приведет.
Весь этот блог (ну что за слово !) - отчасти попытка выблевать наружу и осмотреть то, чем меня накормила жизнь, отчасти попытка нажраться (чтобы потом выблевать).
Я в таком положении и в таком возрасте, когда мене абсолютно не интересна чужая правота и я не верю в правду единственную и правильную - правд много и мне интересна моя правда.
Я не постесняюсь банить и не постесняюсь тереть камменты - я запираю двери своего жилья и выкидываю на улицу из него мусор, поэтому не вижу причин не делать так же и тут.
Да, вы имеет право на свое мнение. И я имею право на свое. У вас есть право на реакции, а у меня - право на реакции на ваши реакции. И да, право обижаться на меня, ненавидеть, любить, обвинять, желать мне смерти, желать счастья, испытывать симпатию, антипатию, жалость и все такое - у вас есть. А я воспользуюсь своим правом поступать с этим так, как захочу.
Чо тут как работает - я разбираюсь, со временем разберусь.
Здесь матерятся и курят. Нежным тут не место, идейным тоже - маньяков всех мастей я не люблю, религиозных, спортивных, сочащихся притворным здоровьем, поймавших бога за яйца. Проваливайте в пень, горите в аду, я не буду восторженным зрителем вашего сраного шоу.
Любителям войнушки тоже не поздоровится - я знаю что такое война и не хочу ее больше в своей жизни.
Тут будет много о детстве.
Будет о психологии.
О зажигалках.
О сигаретах.
Об оружии может быть.
О фотографии.
О кино.

И что то еще будет.

Аттеншн ! Бойцы с США, НАТО, Европой и всем миром - мы не подружимся. 

(задумчиво)

Раньше я, помню, бесился из-за побирушек. А тут неожиданно для себя просто в голос заржал. Подгребло чудушко такое, все уважительно-внимательное... может дорогу спросить ? Не-а. Ничего оригинального - денег хочет. Моих.
Все что то хотят.
Все хотят, чтобы на твоем месте образовалось нечто гладкое и удобное. Чтобы и место свое уступил и пустил с обочины в ряд и чтобы деньги отдал все, желательно взяв кредит перед этим. И никогда не напоминал об этом. И чтобы работал бесплатно. И чтобы денег не требовал за услуги. Чтобы любил самозабвенно. И чтобы уважал беспрекословно. Чтобы соглашался и поддакивал. Чтобы пошел и сразился за их родину, а если покалечит - чтобы спрятался и не требовал ничего и, желательно, не волновал своим видом.
Не, ты то сам лучше сдохни - надо вот тебе чего то, хочешь-не хочешь. Ишь, личность тут выискалась... делай, что я хочу и делай хорошо. А за это... ну, спасибу скажут. И то не всякий раз.
Короче -сдохни. Насрать на тебя самого - но то что есть у тебя я хочу себе. Просто так. Потому что у тебя есть.
Как то в с крыши моего дома пара, связавшись по руке, прыгнула. 25-й этаж. Кучно легли.
Возмущению жильцов не было предела. Буквально: "О чем они думали, там же днем дети гуляют, а они там лежат в крови ! Только о себе думают !" - далее в том же духе, дескать, какие безответственные самоубийцы, совсем не подумали о таких важных для Мироздания персонажах.
О да. Когда тебе прыжок с крыши кажется вполне приемлемым выходом из того, чем ощущается тебе твоя жизнь - всех твоих забот - беспокоиться о каких то курицыных детях, чтобы они спали спокойно и какали не туго... Им так же насрать на вас, как вам было насрать на них, их беды и заботы.
Я ! Я! Уважай меня. Ставь мои интересы превыше своих ! Отдай мне, уступи, подчинись, пусти, забудь, прости и не вспоминай, уважай меня, соглашайся со мной !
Это мерзко, конечно, но уже просто смешно.
Раньше я побирушек еще спрашивал - "А ты мне кто ?", что каждый раз вызывало у них дичайшее замешательство. Сейчас - надоело.

Герои.

Вот посреди всего это солнца и моря и того, что итальянцы называют "роскошью безделья", меня в очередной раз накрывает все та же старая идея: нет никого. Нет никаких личностей, всей этой психологической, религиозной, моралистической срани. Человек о себе узнает исключительно из реакций на него других людей.
И человек - это просто контекст в контекстах других людей. Нет контекста - все, прощай, поминай, как звали.
"Кто я ?" - да нет никого. Просто набор памяти о событиях, в которых довелось быть. Просто взаимодействий с этим миром и память об этом. И набор обстоятельств, везения и невезения, вышло или обломилось и все такое. И все зыбко и не видно за этой зыбкой изменчивостью некоей воли личности, какого то мускулистого рулевого, да и руля тоже не видно и вообще цели, смысла - нет этого ничего, все пар, мираж, облака. Вот оно облако есть, а вот уже и нет его - пар просто. Можешь, конечно, "вести себя" - но приедешь туда, куда тебя ветер принесет. И никогда не будет ничего, к чему ты готов. И никто и никогда не смог это все наебать, подчинить своей воле и сделаться богом. Я имею в виду взаправду, так то претендентов полно. Только все гуры эти, утверждающие, что нашли руль и вообще знают - при вскрытии оказываются все тем же набором кишок, дерьма, костей, мясца и волос.
И всплыло вот что.
Пару месяцев назад я полез на карту городка, в котором родился. И наткнулся на название улицы, которого при мне не было. Теперь она имени. И имя показалось очень знакомым.
Порылся, погуглил, не веря своим глазам. Да идиж ты - он и герой ?
Ан и правда. Одноклассник. Первое, что всплыло на памяти о нем - волосня блондинистая у него на лице. Бриться ему было запрещено родителями. Тогда, как остальные уже пару лет как брились. И военрук его плющил за небритость. И то, что его родители загоняли его спать в девять. И был он чем то вроде посмешища. Большой, под два метра. Здоровенный. От природы. Но. Не от мира сего и не шибко умный и вообще ничего в нем такого, чтобы оставило какое то впечатление - не было. Никакой - вот то самое слово. Как бы не было его. Он просто исполнял многочисленные правила своих родителей и все. Пока мы все дрались, бухали, курили, пытались покончить с девственностью, гоняли на мотоциклах и мечтали о машинах, как то самоутверждаясь в этом корявом мире - его просто не было. Ни друзей, ни врагов. Ни, тем более, подружки. Ни его самого.
И вот он залетел в армию. В те времена это был удел тех, кто не может избежать такого приключения. Да не просто, а прям таки в элитные подразделения. А потом попал на войну. (он и на войну ? звучит как шутка... но это не шутка) И там спас ценой собственной жизни своих сослуживцев. Герой. Дома улица в его честь. Персональный обелиск и дети туда цветы возлагают.
Такие дела.
Кто бы подумал...
И вот теперь он уже нечто неприкосновенное, нечто такое, к чему не прилагаются вытянутые в коленках трикушки, белобрысая вьющаяся поросль на туповатом лице и все прочее, что было когда то реальным и непреложным. Теперь это профиль в камне, да такой, что Дольф Лундгрен кажется ботаном на фоне.

До 20 он не дожил. Но всем насрать. Никого не волнует то, каково это было быть им. Никого не волнует - как, зачем, какого вообще хера. Собрали мясо кусками в ящик, закопали - и вася кот.
Контекст, обстоятельства и ложь потом. Вернее даже не ложь, а информация, поданная таким путем, что как и правда, но далеко не вся. Зато просто. И легко. И образ и посыл следующим. И гордиться можно. Особенно если ты земляк. При этом какое к херам отношение ты имеешь к нему, к его жизни и тому что он сделал и не сделал - приятно не думать. Типа раз родился в том же богом забытом поселочке - так и ты тоже мог бы, да. Тож герой. Причастен к великому.
Чпоньк ! И все, символ готов.
А живой человек как то отдельно от символа.
Так проще верить.

... атееееец ?!

Начало июня.
В тех краях это очень теплый и добрый период. Солнце жарит, растения прут, насекомые лезут изо всех щелей, вода теплая, асфальт плавится и жизнь распускается цветами.
Вечер.
К вечеру летом все устает благой теплой усталостью, как написала Ричи Достян - даже камень на дороге, если его поднять, как бы скажет - положи меня, я устал.
Гостиная.
Из телека что-то советское, другого тогда не было, программа одна, теперь это первый канал.
Мы провернули с отцом кучу работы по дому и огороду, жизнь колхозника - она такая.
И теперь сидим в гостиной, сытые, усталые, довольные.
У меня на коленях кошка, полусонная, мурчащая.
Все хорошо.
Жизнь хороша, удалась.
Пастораль, орднунг, гемютлихькайт.
Время медленно и ощутимо течет и это хорошо.
Пока не объявляется она.
Read more...Collapse )
Все это уже неважно теперь, но - забавно это видеть. Как выступление дебильного цирка.
А, кстати, да - рака никакого не было. Но, видимо, очень хотелось, настолько, что нужно было его попытаться придумать. И если уж не себя убедить, так других.

State of decay

Самое жуткое чувство - когда до тебя доходит, что ты совершил нечто непоправимое, нечто, что уже не исправить и никак не изменить и тебе придется как то жить с этим и последствиями этого - всю оставшуюся жизнь. И тот, кем ты был до того, как - умирает где то внутри. И ничего больше не будет по прежнему.
И не будет никакого прощения, второго шанса, понимания кем то добрым, такого, знаете: "Да пустяки это, ладно, не переживай...", чего то такого, что могло бы тебя снова оживить.
То что остается от тебя после таких приключений в этом мире - просто бездушная, пустая марионетка. Чудовищно умная. Мудрая даже. Но жить...
Чувствуешь себя так, как будто ты уже умер и теперь ненавидишь, презираешь и боишься живых.
Но по какому то недосмотру ты не разлагаешься себе спокойненько в земле, а бродишь среди живых.
Все то ты знаешь... только вот ничего больше не хочешь.
И есть во всех твоих делах нечто омерзительно лживое, ненастоящее, как деньги из "Монополии".
Перетерпел день - да и ладно, завтра надо будет терпеть еще один, а пока - спать.
Пока спишь - вроде бы и ничего.
И только регистрируешь иногда - ага, вот каково, когда... ну, например, елозишь в катере по морю. Или прыгаешь с парашутом. Или валишь за двести. Или смотришь с горы в долину. Где то тихим таким грустным голосом: "Так вот каково это... ага..."
Все испорчено уже.
Тронуто.
Выжил, но правратился в голлума, в нечто скользкое, подлое и опасное.
Одна бухгалтерия осталась, да слова еще - не лучше бухгалтерии, там цифры, а тут буквы.
И кажется, что где то там, за очередным поворотом, ждет тебя расплата за все. Разбор полетов.
Однако все та же выжившая бухгалтерская тварь, в которую ты превратился, подсказывает о традиционном наказании невиновных и награждении непричастных - ты опытная, пожившая тварь, мудрая, как старая седая крыса в лабораторном лабиринте.
Да, этот мир сломался.
Несите новый.
Культовый в свое время веб-комикс, создавался примерно в 2008-2010 годах.

Сегодня смотрится уже как National Geographic. Где те готы? Где те блэкари? А эмо, помните, были такие?

Kozha da Kosti 053.jpg
Kozha da Kosti 047.jpg

Осторожно, на рисунках встречаются неприличные слова и жесты. И элементы человеческой анатомии.
Read more...Collapse )

Мечта, несбывшаяся.

Господи, вот как бы я хотел - вот такую, смешливую. Чтобы она могла засмеяться так, чтобы у нее полилось из носа.
Чтобы она могла мне сообщить что то, от чего бы я заржал, так, что пришлось бы остановиться и согнуться, чтобы отсмеяться.
Чтобы это легко было и непринужденно, весело и не грузило.
Но нет же, блять - всегда и вечно пафос, какая то трагедия, обиды, серьезность и торжественность практически похоронная.
Вечная психиатрия и вечное же чувство ужаса - как будто общаешься с инвалидом и неосторожной фразой можно вызвать потоки слез и суицид.
Это как со слепым - нельзя, блять, нельзя закричать - смотри, смотри, какая смешная оранжевая машинка !
Потому что вызовешь горе, упреки и сделаешься виноват.
Всегда какие то ебаные трагедии.
Всегда, блять.
Всегда придется либо извиняться перед "слепым за оранжевый" либо слать его нахуй и уходить - потому что невыносимо, тяжело и сам начинаешь слепнуть, глохнуть, проникаться горем и чувством, что все пиздец как серьезно, как у кота, гадящего за диван.
Все это загробное, утробное, горестное... я что, блять, психиатр ? Исповедник ? Почему на меня немедля вываливают это вот все, с самого дна ?
Эта липкая, тошная, тяжкая торжественность, трагедия и болезнь какая то.
И выбор - или ты хаваешь вот это все, пока самому не потребуется кто то, в кого ты это все вывалишь - либо шлешь это все нахер и живешь один.
"Да, со мной нелегко, ты не думай..." - таким серьзно-хосписным тоном, но при этом с каким торжеством, дескать, халявы не будет, придется тебе, чувак, поесть дерьма. Интересно, это должно было меня как то мотивировать ? Ну да, мотивировало - быть подальше. Наелся я серьезности, тщательно отвешенных и перевзвешанных, по три секунды на одно слово, разговоров.
Всей это трудности - как будто дебил пытается настроить радиоприемник, но крутит водопроводный кран.
Задрало, ей богу.
Всю жизнь хотел ржачную конопатую девку, а приносило каких то бледных потусторонних чудищь, способных заморозить ад.
Это вообще парадокс - мне тошнит от серьезной торжественности, всей это показухи и пафоса - но общаясь с такими торжественно-серьезными, я сам как то заразился, выучился и стал нудным мудаком и теперь меня тошнит уже не от них, а себя самого. Въелось уже, тем более профессия такая была, где каждое слово важно. Привык.
Вот, сука, чтобы легко было и весело.
Но нет.
Не судьба.
Либо таких разбирают щенками, нарасхват и берегут всю жизнь, просто, видимо, не успел.
Они есть, видел, встречал - но они давным-давно замужем.
А то что бродит неприкаянное - оно вот такое, психиатрическое и серьезное, как рак жопы. От тяжкой серьезной важности которых трудно дышать всем вокруг и часы встают от их взгляда и самолеты валятся с эшелона.

Мид эйжд красис.

В общем-то весь этот жэжэ - просто хроника кризиса среднего возраста. Одного из миллиардов. Ничего особенного.
Я очень хорошо помню (я в принципе хорошо все помню, это проклятие левши - помнить все так, что, при желании можно заново прожить все - только вот желания нет) тот момент, когда все вырвалось наружу.
Это был новогодний корпоратив - недалеко от тогдашнего моего жилища, три автобусных остановки, 15 минут пешком по Московскому проспекту.
Китайский ресторан.
Я изрядно накидался текилой, которую принес с собой. Как обычно - и выпивка не та и музыка не та и компания - не моя.
И под финал вышел покурить.
И тут то и накрыло.
Зассаныне, заплеванные сугробы, переполненные урны, за спиной из двери ревет Верка Сердючка - это изумительное сочетание говенной музыки и дерьмовой аудиосистемы. Там, в кабаке, рожи сотрудников, жрут псавдокитайскую еду вилками, халкают водку и дешевый как бы коньяк, вискарь, все говорят, громко, практически орут, коллектив и плотное ощущение атмосферы чего то очень неаппетитного.
Все это как то сразу, скопом, накрыло, резко так подбился стремный баланс и я вслух сказал:
- И это вот - все ?
Все, к чему я пришел в свои сорок лет ? Вот это скучнейшее, унылейшее сборище скучных скотов и скучных сучек - это все мое ? Эти сугробы с желтыми дырками в них. Окурки и замерзшая харкота. Дурной рев и скверный запах.
Это все, что заработал и все, куда я попал в свои сорок.
Сорок - это серьезно.
Это ты уже приплыл.
Это ты уже знаешь цену и последствия.
И вот этот баланс.
Моя жалкая, тупая, скучная, унылая жизнь.
Приплыли.

Я собрался и пошел домой.
Пугал прохожих - меня отчего то жутко забавляло, с какими сосредоточенными, серьезными рожами они идут. С какой гусиной важностью.
Я строил им рожи.
Видимо я был страшен и мерзок - от меня шарахались.
Я был не прочь подраться, я думаю.
Как последний раз в жизни, в мясо, в фарш.
Мне было весело - жизнь оказалась наебкой.
Пустым обещанием.
Меня поимели и мне хотелось мести.
Но нет.
Желающих не нашлось.
В подъезде мне попался сосед - отчего то он резко перехотел идти по лестнице вниз и побежал к себе наверх.
Это было смешно.

Дома меня ждала женщина и коты.
Женщина, как обычно, была такой же серьезной, скучной и сосредоточенной. С неизменно сложенными на груди руками и взглядом куда то вбок.
Я попытался ей что то сказать и неожиданно для себя заплакал - как ребенок. Сидел на стуле в кухне и плакал, как то со стороны на себя глядя и удивляясь.
Сказать ничего толком я не смог.
Да и что сказать-то ?
Что все мои усилия, все-все - привели меня в никуда ?
Что я там, где я не хочу быть и делаю то, чего не хочу ?
Что когда то, очень давно, все свернуло куда то не туда и я не знаю - когда и где ?
Что все как мерзкий сон, от которого я не могу очнуться ?
Что я внезапно понял, что вот то чувство, что впереди прорва времени и всего то я добьюсь и все то я успею - ложь и песка осталось в часах очень мало и скоро его остатки посыпятся из моей задницы ?
Что вот это - потом - теперь уже точно - никогда.

Что вот все как было - так и будет и ничего не изменится, ни я, ни люди вокруг, ни эти ссаные сугробы - все будет всегда и никогда одновременно.

Прошло семь лет и как бы многое изменилось, да.
Я живу, хвала Будде, один и никто не стоит у меня над душой и мне не надо ничего никому объяснять.
Мне легче, наверное - я теперь знаю, что все пройдет. В том числе и я.
Каким то образом мне становится легче, когда я вспоминаю, что времени не очень то много и все это однажды закончится.

P/S/ навеяло просто историей - у друга бабка попала под машину. Лет 15 до того, как - она собралась умереть. И 15 лет помирала, будучи живее всех живых. И, что несказанно иронично и для меня подтверждает наличие в мире злобного, жестокого бога - она уже несколько недель лежит на ИВЛ и прочих бессмысленных чудесах медицины, ее кормят как киборга, какой то жижей, она вроде как в сознании, но, очевидно, совсем не счастлива. Врачи просто удивляются, что она жива - по их науке она не должна. Печень отстегнулась - а потом сама как то резко так раз - и включилась. Почки исполнили тот же трюк. Сердце - аще как у коня. Живет, в академическом понимании этого слова. И, что опять же, иронично, все это против ее воли, она то обещала, что если станет лежачей больной - то не станет есть и заморит себя сама до смерти. А теперь она даже и не выбирает - есть ей или нет. Ну и денег из ее родичей это сосет так, что только скворчит и булькает у них в карманах. Что опять же, очень в духе злобного бога - в той же палате загибаются те, кто очень хотел бы жить, у кого планы и дети и вот это все - ан хрен, пожалуйте в морг, там вас посмотрят. А бабка рядом, которая жить не хочет - живет и живет себе, вопреки и благодаря чему то и чему то.
Жизнь - это чертово шоу, в котором роли раздали по рендому, так же как и тексты, часто даже не попадая в пол персонажа полом актера/актрисы, судя по обилию проблем с этим. И все невпопад, в разнобой, бардак и тихая психиатреческая клиника, которая иногда превращается в реальный дурдом.

Как это сделано.

Недавно надо было "грин-карту" купить. К финнам ехать.
Благо арендаторов-страховщиков в нашем здании - как вшей на дервише.
Зашел.
Пока с девочкой обсуждали, когда и на сколько - примчалась хозяйка офиса, весьма неприятная. Из породы хватких таких баб, громких, запашистых и наглых, как свинья у корыта.
- Хотите, чтобы эти пятна у вас прошли ? - с места в карьер.
Read more...Collapse )

Это так смешно и так глупо...
И, что самое то дикое - те, кто дают этому старт - они то врядли сами осознают, что они просто утилизируют отчаявшихся, потерянных и проклятых. Потому что и сами такие. Иногда, возможно, сами обнаруживают в себе какие то изменения и подвижки и внезапно решают, что им теперь известен некий секрет, волшебство и хитрость. И что они сами теперь могут контролировать это чудо и выдавать его по требованию.

И всегда это туповатый, но очень энергичный, не в чем не сомневающийся человек. Которому "открылось".
Вон хоть Дэвида Кореша спросите и его паству. Или Джима Джонса.
Великого ума - ноль целых, хрен десятых. Но убежденности, что он то точно знает, как всем надо и как он всех и самого себя "спасет" - хоть отбавляй. И всегда полно будет тех, кто за такими радостно побежит.
Эта жуткая энергия недовольства, желание измениться, чувство, что с тобой что то не так - она продает все эти тренинги и семинары, уходы в секты и прочую гадость. Неисчерпаемый источник.
Хотя, собственно, так же энергия продает и квартиры и машины и прочий товар.
Купи и тебе непременно полегчает, да.

Врачебноэ.

Больничка новогодняя.
Два соседа по палате.
Один - очкарик, продукт совка, два верхних образования (о двух образованиях и нежной любви к СССР он заявил почти сразу после того, как очухался от наркоза), футбольно-хоккейно-телевизорный болельщик. Выпотрошен как лосось, "от неба до земли".
Перед обходом он восстает со шконки и корячится в направлении туалета. Для человека, провалявшегося в реанимации неделю, а до этого едва не отдавшего концы - это весьма суровая задача, примерно как для здоровяка залезть на вершину Эвереста.
Он успевает как раз к визиту нашего врача, тихого, вежливого человека, от которого исходят волны бесконечной усталости и такого же смирения, граничащего со святостью.
Естественно, очкарик возвращается красный, как вареный рак - Эверест взят.
Успевает улечься и расстегнуть бандаж.
Врач замечает: "У вас лицо красное, надо давление померять, я скажу, чтобы померяли."
На все отделение - одна девочка-сестричка. Ей надо успевать ставить капельницы, выгребать дерьмо из под лежачих (в соседней палате лежат те, кто своими ногами уже не выйдет и из дверей несет как из деревенского сортира), мерять температуру, ставить уколы - я видел, как она заснула, просто присев на кушетку в коридоре, бедолага.
Очкарик возбуждается.
Жизнь опасносте !!!
Он ждет сестричку пару минут, после чего начинает давить кнопку вызова.
В коридоре пищит и мигает.
Несмотря на это, он давит еще и еще.
Требует от меня и второго соседа по палате срочно идти и требовать немедленно ему тонометрию.
Ибо грядет.
Возмущется.
Переживает.
Мне просто хочется прибить его стойкой капельницы.
Но нельзя. Человек же, уважение, то да се.
Сдерживаюсь.
Наконец появляется сестрица с тонометром.
Давление идеальное - 110/70.
Поциент недоволен.
Сестрице высказывается все.
Я не выдерживаю.
- Сука, с таким давлением тебя можно хоть сейчас в космос отправлять, прямо на этой кровати ! (о, это было бы замечательно - чтобы его пульнули на орбиту, где он смотрел бы футбол и хоккей и давил бы тревожную кнопку по малейшему поводу) - я не выдерживаю.
- А чо врач сказал, что у меня давление ? - очкарь встревожен.
- Потому что, дебил ты тупой, мудила заученный ты срать ходил, корячился, тужился, рожа покраснела - это нормально. Сказал бы врачу - не было бы вопросов.
- А чо у меня давление такое низкое ?
- Низкое ? Ты лежал после похода в туалет сколько ? Двигался активно ? Нет ? Для чувака, который встает с кровати два раза в сутки - в самый раз, по моему. Откуда оно у тебя вообще возьмется то, а ?
Он смотрит на меня так, как будто я только что доказал какую то могучую теорему.
Сестричка хихкает.
Дошло таки.
Сложно же, блять, сопоставить действия последствия...
Скукаблять, два высших, не гуманитарных ни разу образования - а мозга нет, ну как так.

Нет, не стал бы я врачом. Ни за что.

Второй сосед, которого привезли в остром панкреатите - захватил с собой поесть. Копченой колбасы, чипсов и шоколадку.
Когда ему после литровой капельницы с кетоналом полегчало, он собирается поесть. Он хороший мужик, нормальный.
Предлагает поделиться со мной.
Я бы поржал, но больно.
Я ценю его радушие, но мне в ближайшие дни светит максимум жиденькой овсяночки полтарелки.
Благодарю, отказываюсь, интересуюсь, действительно ли он собирается все это пожрать.
Таки да, собирается.
Я уверяю его, что если он сожрет хотя бы часть этого, то к утру он из позы креветки уже не разогнется.
Уговорил таки.
Утром врач видит огромную вскрытую пачку чипсов на тумбочке и аж зеленеет, обводит палату изумленным взглядом:
- Это кто у вас тут так питается ?
Владелец пачки признается.
Врач, человек, судя по всему, глубоко вежливый и воспитанный, матерится. Я его понимаю. Колбасы и плитку шоколада он не видел.
Чипсы перемещаются в урну.
Какую то еду, бульончик, кашку на воде - бедолаге с панкреатитом разрешают дня через три.
Не, я бы врачом не вытерпел, это точно.